Джинсовые страсти

Джинсовые страстиСмешная, на первый взгляд, тема: джинсы. Ну кому какое дело, ношу я джинсы, или юбку, или то и другое через день? Почему джинсы — мужская одежда? А если мне так удобно? Такие вопросы возникают у многих людей, которые впервые в своей жизни попытались войти в храм — и вдруг обнаружили на дверях объявление: «При входе в храм христианин должен быть одет соответственно. Женщины не должны носить мужскую одежду».

Почему-то фирменный «Деним», который мы так любим и в котором чувствуем себя защищённо и непринуждённо, не подходит для храма. Оказывается, он вообще мало подходит для православной девушки. Это серьёзное заявление вызывает протест. На ум приходят худенькая, безответная страдалица в коричневой юбке в пол, Сонечка Мармеладова, драдедамовый платок и что-то ещё из Достоевского, нерадостное…

Но разве христианство — мрачная религия? Само слово «Евангелие» переводится как благая, радостная весть. Может быть, поэтому вид унылых одежд и унылых лиц пугает нас и заставляет протестовать. А в чём удобнее всего лезть на баррикады? Конечно, в джинсах!

Что бы мы ни говорили, как бы ни старались убедить окружающих, что нам абсолютно всё равно, что носить, главное — внутренняя красота и т.п., одежда тоже кое-что значит. Мы носим не брюки, футболки и платья — мы давно уже одеваемся в цвета и идеи (недаром так много одежды с надписями, логотипами, призывами и рисунками). Одежда соткана из намёков: стразы намекают на Голливуд, маленькое чёрное платье — на то, что его обладательница любит недешёвую французскую скромность…

Сейчас «джинсовые страсти» поутихли, но ещё совсем недавно джинсы были выражением свободы. Было даже понятие: мои первые джинсы. Если за них выгоняли с уроков, пострадавший вызывал уважение, так как было ясно, что он пострадал за свободу — как хиппи, одинокое дитя цветов. Джинсы сопровождали сексуальную революцию, и миру казалось: вот она, светловолосая, длинноногая, в голубых «левайсах» — девушка поколения next, поколения абсолютно свободных и счастливых людей.

Наконец джинсы стали доступны всем. Выяснилось, что, хотя в них удобно ездить на дачу, намного счастливее, в масштабе человечества, они никого не делают.

Парадокс: джинсы очень демократичны, универсальны, в них все равны… Но, как ни старайся, в них не получается быть скромной. Первые джинсы шили для американских первопроходцев, и они действительно хороши для того, чтобы осваивать новые земли или скакать верхом, — но храм не похож на форт, и там не требуется сокрушающей активности завоевателя. Мы и так всю жизнь что-нибудь покоряем и завоёвываем: образование, работу, место под солнцем. А церковь — это, наверное, единственное место, где каждый может быть самим собой и ничего не бояться. И девушка может быть просто девушкой: спокойной, нежной, с открытым и добрым взглядом. Длинный и острый язык моды здесь не работает.

Люди успокаиваются, как только перестают разглядывать друг друга и никто ни для кого не становится соблазном. И в храме, и в повседневной жизни труднее всего одеться так, чтобы чувствовать себя удобно, не выглядеть слишком хмуро — и в то же время ни на что не намекать окружающим, не заставлять их прищуриваться, присвистывать, оценивать и прикидывать. Нам, девушкам, порой трудно отделаться от чувства, что нас воспринимают как товар, который призывно блестит упаковкой. (На эту упаковку, кстати, может обратить внимание совсем не тот человек, общение с которым будет интересно и важно. А тот человек, может быть, пройдёт мимо, чтобы случайно не встретиться глазами с чьим-то джинсовым задом.)

Можно возразить, что джинсы для девушки — это никакой не символ, а просто удобная повседневная одежда. Значит, надевая их в храм, я показываю, что для меня встреча с Богом — и не событие даже, а что-то совсем обыденное, всё равно что в магазин сходить. Но зачем радостные моменты жизни превращать в будничные?

Юлия Кирицева



Социальные сети и закладки. Веб-инструменты


Похожие публикации

Написать комментарий